Агромолтехника

«Крестьянин сегодня - как боксер на ринге»

 Именно так - просто — Полина зовут многие коллеги аграрии из соседних районов Пермского края Полину Викторовну Каменских.

 - Как Вы относитесь к раз­личным   программам-проектам последних лет, в частности - так называемому    национальному проекту «Развитие АПК», - спро­сил как-то заезжий журналист председателя лучшего в Оханском районе, и, как-то внезапно для всех буквально вырвавшего­ся в ряды самых крепких в Перм­ском крае СПК «Хлебороб» Поли­ну Викторовну Каменских. Ответ, видимо, ожидался почти как «в те еще годы»: что, да, мол, спа­сибо партии родной за заботу, помощь, поддержку и т.д. Ну, как у нас принято благодарить. А она камня на камне не оставила от корреспондентских ожиданий:

 - Этот проект - не для сред­них, небольших компактных хо­зяйств, как, например, наше. Все, кажется подходит: высокие надои, привесы, урожай, долгов нет... Но, оказывается, нужного поголовья и посевных площадей не хватает. Получилось у нас в Прикамье нацпроект - в основ­ном, для крупных, хозяйств. Но ведь десяток гигантов не подни­мут экономику края! А как быть оставшимся   без  бюджетного внимания трем сотням?

 - Крестьянин сегодня - как боксер на ринге, - горько усмехнулась тогда Каменских, - только и знай, отражает удар за ударом.

 Вот, пожалуйста, и той вес­ной (2006 года), только спла­нировали, куда какие ресурсы направить - «маленькая пакость» - поправка от депутатов и влас­тей - решением о финансиро­вании села краевое аграрное ведомство перечеркнуло предпо­севные планы многих хозяйств, субсидирование основных про­изводственных фондов сократи­ли с 70 до 50 процентов. Многие, в том числе и Каменских приня­лись перестраиваться на ходу, на треть меньше купили техники, минеральных удобрений.

 Как же ей все-таки удается получать в последние годы ста­бильно около 25-27 центнеров зерновых с гектара - при сред­нерайонной и краевой около 12 центнеров? А просто соблюдали нормальную, проверенную жиз­нью и временем в наших краях агротехнику, крестьянскую тех­нологию работы на земле. Вот, говорили много тогда (на самых аграрных верхах), что можно не пахать, а работать по так называ­емым ресурсосберегающим тех­нологиям, которые предполагали лишь поверхностную обработку почвы. Но при этом надо много культивировать, немало ядохимикатов применять, чтобы сор­няки потом не задушили поля. И где экономия? Химия-то тоже в копеечку влетает! Не пахать, не боронить - такого в хозяйстве нет. И зяблевая вспашка осенью.

Все надо вовремя. Убрал, вспа­хал. Минералку внес. Ежегодно около 1,1 центнера в действую­щем веществе на гектар. О сортообновлении не забывают.

Да, особо нового у нее нет. Просто постоянно отражает ата­ки очередных «проектантов», которые уже десятки, сотни хо­зяйств разорили. Все новые «ве­яния» пропускает Полина Камен­ских через житейскую мудрость предков, через свой здравый смысл. Но это - право на свое мнение - она не только получила, но даже вырвала, добилась его. Нагляделась-насмотрелась, что вытворяют с землей, с хозяйс­твами реформаторы.

Опыт этот и наблюдений, и борьбы - у нее с 1985 года, ког­да молодая комсомолка, спорт­сменка, отличница Поля Тронина приехала из удмуртской Игры поступать в Пермскую сельхоза­кадемию. Тернист оказался путь. Не поступила, выучилась на бух­галтера, попала в еще крепкий тогда, в середине 80-х, оханский «Хлебороб». Стала учиться - за­очно на экономическом и «очно», наяву молодая, еще только-толь­ко вышедшая замуж за местного механизатора Сергея Каменских - как не надо хозяйствовать.

Возможно, сельское хозяйс­тво России в 20-м веке и в са­мом деле было обречено на бес­конечные преодоления проблем, которые правители наши, да и сами мы же себе и создавали. Соответственно - и постоянное отставание от так называемых (как мы же униженно говорим) развитых стран. В числе проблем - организация труда в аграрной отрасли. Пример «Хлебороба» -один из тысяч.

Без малого двадцать лет назад в одной из крупных перм­ских газет появился большой  

очерк «Возвращаясь к истокам - о том, как «решительно ме­няют производственные отно­шения крестьяне из глубинной деревни». Тогда провозгласили лозунг, что Россию накормит фермер - «возвращение» вы­разилось в том, что попавший в 80-х в финансовую дыру, как и многие другие уральские, рос­сийские хозяйства местный кол­хоз «Хлебороб», - один из первых и довольно успешных колхозов Прикамья, как-то - переживший перестройку, когда ельцинская команда объявила, что Россию накормят фермеры - реоргани­зовали, раздробили аж на 234 фермерских хозяйства. До того это было в моде, что руководи­тель образованной ассоциации фермерских хозяйств Омари Ва-лиев (заезжий, выучившийся в Перми, хваткий южанин, «нерод­ной», не оханский, конечно, му­жичок) одно время не сходил со страниц аграрной прессы Прика­мья. Вот уж, действительно, как в капле воды вся Россия, - если кто помнит, каков был фермер­ский ажиотаж. 2400 голов КРС, 6100 гектаров пашни... все по­головье, земля, техника, здания были разделены на паи. Созда­ние из отдельных фермерских хозрасчетных хозяйств, звеньев, арендные подряды - бесконеч­ные рассуждения о проявившем­ся чувстве хозяина и т.д. и т.п. А хозяина-то настоящего не было.  

И получилось то, что и рас­хлебывает до сих пор Россия - только около двадцати про­центов новых хозяев-фермеров были готовы работать самостоя­тельно. Ну не могут все, по сво­им человеческим, даже мораль­ным,  физическим  качествам, быть одинаково успешными, как принято говорить рачительны­ми хозяевами, умело распоря жаться землей, скотом, леса­ми. Развалилась ассоциация, «мудрый» Омари кстати, вновь попал на страницы областной прессы «Хлебороб» всего лишь через три года. Уже в качестве другого примера руководитель тогда еще успешной соседней ассоциации «Острожка» Борис Голдобин высказал через газету свое мнение о ельцинской «де-коллективизации»: Хорошо, что у нас «Хлебороб» рядом... Имели возможность наблюдать как пос­тавим по дворам технику, полу­чим положенные десятилетия­ми связи, систему управлении. В итоге - разные сокращения производств, хаос, часть урожая ассоциации «Хлебороб» Валиева ушла под снег, чего ранее не бы­вало». К слову: да и сам Борис Голдобин со своим мятежным мнением оказался в районе не­угоден - и уехал в город.

Так и получилось, один раз­валил «Хлебороб», смылся, дру­гой - расхвалил — и молчит, третий махнул, не сохранил дело и в город.  

И вот баба, стала вскоре рас­путывать, что натворили мужики ассоциации ее председатель. И крестьяне деревни Пономари и близлежащих хуторков взялись снова восстанавливать пору­шенное. В 1997 году, на базе фермерского хозяйства Николая Бессонова вновь организова­ли СПК «Хлебороб», в которое вошли 35 хозяйств с 316 КРС и 563 гектарами пашни. Из раз­рушенного не всегда соберешь прежнее (опять же - вот вам и аграрная Россия). После ранней, в 2001 году кончины Бессонова более достойной кандидатуры, чем бухгалтер Полина Каменс­ких - не нашлось. Хотя у Полины уже тогда начинались конфликты с районным начальством, т.к. входила она в общее русло все­общего «одобрения» и соглаша­тельства. Районщики привезли нового главу - очередного «варя­га» из города. «Хлеборобовские» взглянули на Полину: что мол, думаешь? Ой, смотрите мужики, и вас уже мало осталось и в хо­зяйстве - всего ничего. Мужики подумали, посмотрели - и вы­брали председателем Полину.... И у них с мужем Сергеем Каменских был свой пай - зе­мельный участок в 41 гектар, из коих более 28 гектаров - пашни, 4,8 - пастбища, и даже - 7,2 гектара «лесных земель для ве­дения крестьянского хозяйства», на коем даже «своя речка» про­бегает, как шутит сейчас Полина Викторовна, показывая на остат­ки былого хутора и маленькой фермы (кстати, муж долго был против ее председательства, жа­лел, когда с утра набегается по «чужим» полям). Нынче недалеко от ее бывших «владений» - один из самых урожайных участков но­вого «Хлебороба», под30-35 цен­тнеров пшеницы дают эти земли. Если, конечно, ими заниматься. Все испытать пришлось Поли­не Викторовне за эти годы. Круп­ное хозяйство уже не создать, но около 80 семей в СПК вошли. Как и по России, в коей насчитыва­ют десятки миллионов гектаров заросших земель - здесь пожи­нают плоды прежней бесхозяйс­твенной удали. Ведь многим вы­деленные земли не нужны были. Ежегодно по 100-200 гектаров пытается вновь осваивать, распа­хивать уже заросшие березками земли, неся немалые затраты, оформляя все через регистра­ционную палату, чтобы получить бюджетные деньги. Но закон на освоение залежных земель так и не принят, пакет документов до сих пор в минсельхозе. А сколько затрат по всему краю будет, когда власти одумаются и по примеру таких «Хлеборобов» возьмутся за распашку земель. Пока же, у По­лины, как по-деловому ее зовут в округе, - чуть меньше 2000 гектаров земли, зерновых сеет - до тысячи, средняя урожайность за последние семь лет - около 27 центнеров.

«Хлебороб» в последние годы - в числе самых урожайных в крае и Полина о своей привержен­ности зерновым не жалеет. Да - затратно, тем, кто в высоких кабинетах вновь говорит - зачем, мол, вам на зерно тратиться, раз из общего вала больше половины идет на корм скоту, т.е. на мо­локо. Отвечает: Основа-то всего - зерно, а потом уже - молоко, модной ныне в крае картошкой коров   не кормят. Молоко это – деньги. За последние семь лет молочное стадо выросло с 180 до 230 коров, в полтора раза - про­изводство молока, годовой надой от коровы - 4500 кг. - 470 кг. выручка от реализации - с 7 млн. до 9,8, среднемесячная зарплата поднялась от 1600 до 6 тысяч.

Вот еще пример крайней непоследовательности властей. Года два назад в «Хлебороб» приезжали тогдашние сельский министр Олег Хараськин, пред­седатель правительства Николай Бухвалов и ряд других. Да, радовались, что ежегодно нара­щиваются посевные площади, растет урожайность зерновых, увеличивается поголовье скота, приобретается современная тех­ника. Увидали, что Каменских не только держит молодежь, создает условия, но и привозит целые се­мьи из других территорий. Боль­шие планы у Полины Викторовны были по дальнейшему увеличе­нию посевных площадей и по­головья, поделилась проблемой - невозможностью тогда попасть в нацпроект, а без господдержки середняку, коих в крае около ста - подняться сложно. Ее подде­ржали другие руководители сель­хозпредприятий района. Власти обещали подумать. Но - власть аграрная сменилась, обещанная помощь была забыта, все внима­ние ныне — картошке. Вопросов производства зерна, заброшен­ных площадей будто и не существует. Новые приоритеты - и та­кие, как Полина остались с этими проблемами один на один.  

Энергичная женщина, ко­торая построила свою судьбу, вновь объединив крестьян села Пономари, создала одно из креп­ких хозяйств в крае. Кстати, дом культуры и школа - тоже ее за­бота. Мать троих детей, двое уже - студенты сельхозакадемии, Полина Викторовна Каменских в традиционном районном кон­курсе признана человеком года-2007. Признана, несмотря на то, что - конфликтная, во многом не согласна с политикой краевой власти, обозначившей субсиди­рование производства зерна вто­ростепенным, необязательным.

Или такой пример: строит жилье по программе «Молодая семья». Решили даже исполь­зовать лес, который вырос в их паях-наделах. Нельзя, ока­зывается, неправильные тогда бумаги власть выдала - говорит власть нынешняя. Опять конф­ликт. Много раз приходилось слушать от крестьян: нет нынче у власти государственного под­хода к земле, к селу.

Недавно, после конца сева, Полина Викторовна приехала в краевое министерство при­родных ресурсов. Оформила кое-какие бумажки «Хлебороб» (Каменских!) выиграл аукцион по аренде сельских лесов в районе. В течение 35 лет у нее в аренде -13 тыс. гектаров лесных угодий. И на свои новостройки, произ­водственные и жилые - хватит, и соседям по-хозяйски поможет. И за лесом догляд будет.

Гости - горожане до сих пор удивляются: на разнарядку му­жики приезжают на своих легко­вушках, доярки зимой на новень­кую ферму идут не в «телагах», а в шубах да в норковых шапках. Село с водопроводом и в каждом доме канализация и сантехника получше городской.

На таких как Полина крес­тьянство и держится!

Узнать условия получения дополнительной скидки

Узнать условия

Задать вопрос

Ваше Имя:

Контактный телефон:

Сообщение: